Мужские истории

Мужские истории

   Дело было этим летом, когда я занимался ремонтом квартир. Очередная квартира находилась в только что построенном доме, в котором уже начали селиться жильцы, но ещё не дали газ и запустили лифт. Звонок в дверь. Открываю. На пороге - мужик квадратного телосложения, на одном плече - мешок белый, на другом плече - мешок серый.

    Спрашивает: "- Сахар и муку заказывали?" Я в недоумении: -Н-н-нет. Тут даже никто не живёт, только я работаю". Мужик корчит страшную рожу, разворачивается, и спускаясь по ступенькам, орёт на весь подъезд: "-Ну Серёга, щас я спущусь!!!" Забыл сказать - квартира находилась на 16м этаже...

   Один мой друг, работал в лагере вожатым. На смене у него были дети 6-10 лет, и вот решил он с помощницей развлечь их. П. переоделся в мотылька, и вылетает из шкафа, начинает кричать:

- Я мотылек, я мотылек...

    И вдруг мальчик шести лет говорит ему:

- Долб%еб ты, а не мотылек!

    Это история стала просто живой!

   Этот сюжет будет особенно понятен Симферопольцам. Каждое утро я, добираясь на работу, выхожу на остановке «Куйбышевский рынок». Перед поворотом на Дворец пионеров стоит киоск.

    Как-то раз летом, выхожу я как обычно из маршрутки и иду по направлению к Киевской. Перед киоском уютно на коврике расположился мусульманин средних лет. Он усердно молился, не забывая поглядывать на симпатичных женщин. Я, удивилась. Ведь по законам шариата — молитва дело очень интимное! Хотя кто его знает как там у них? Ну, решил мужик поработать на публику, ну Бог с ним. А может праздник какой мусульманский? С такими мыслями я сворачиваю на Дворец пионеров и иду по тропинке наискосок на улицу Киевская. Там высокий бордюр и заросшая травой полянка.

    Смотрю - в углу бордюры, прямо перед выходом на Киевскую сидит еще один - молится. Ну, точно, думаю-праздник. И что меня удивило-этот тоже посматривает на женщин, точнее на меня. Причем нагло так уставился! У меня опять мысли роятся. Да что же это за мусульмане пошли? Молиться надо, а они баб разглядывают! Ну, что с них взять. Мужики какой-бы они национальности не были-все равно мужики!

    Подхожу ближе и замечаю, что мужик-то славянской внешности. Я опять в непонятках, а потом думаю-наверно вероисповедание поменял, сейчас это модно стало.

    Да, забыла сказать - коврика я не увидела, но раз на коленях, значит есть коврик.

    Подхожу совсем близко. И что вы думаете? Он мне еще что-то говорит! А машины шумят, ничего не слышно! Я с удивлением оглядываюсь на него, он опять мне что-то кричит вдогонку. И только пару секунд спустя ветер доносит до меня его фразу. «Ходят тут, похезать спокойно не дают!».

    Первые секунды три-четыре шок! Когда до меня доходит ситуация я не могу себя сдержать, как ни стараюсь. У меня начинается рыдающий смех. Идти не могу - пришлось присесть на завалиночку у забора, что окружает детский парк. Редкие прохожие удивленно проходили мимо и только одна сердобольная тетенька остановилась и спросила — Плохо тебе, доченька?

    Когда смех почти прошел, а спазмы живота немного утихли я побрела на работу. Через три минуты я уже стояла в холле и рассказывала сотрудникам о происшедшем.

    Не буду долго рассказывать о том, как от хохота они держались за стены и медленно сползали вниз, а потом снова карабкались вверх и снова вниз. И когда по мере подхода остальных коллег я в очередной раз повторила свою историю, завершив словами – «Господи, на все твоя воля!», мы услышали со второго этажа, как глас небесный — красивый баритон нашего директора — Молитва дело интимное, дети мои!